Мобильные технологии

Ли Лалиберте. Король-солнце

История бродячего артиста Ли Лалиберте, ставшего миллиардером из-за желания жить кочевой жизнью и радовать людей.

 

Аккордеон, ходули и сгоревший шапито

С самого начала канадец Ги Лалиберте не был похож на других своих сверстников. Он с детства любил развлекать публику, родственников и друзей и для этого освоил несколько музыкальных инструментов — например, губную гармошку и аккордеон. Затем в школе неоднократно применял свои организаторские таланты для постановок в театральном кружке, где был и актером, и режиссером-постановщиком, и отвечал за звуковое оформление спектакля. В возрасте 18 лет Ги решил отправиться из родного Квебека в Европу, чтобы путешествовать автостопом по Старому Свету на сэкономленную им тысячу долларов. Нельзя сказать, что его выбор обрадовал родителей — медсестру и директора крупной алюминиевой корпорации — они-то надеялись, что сын получит «настоящее образование», чтобы потом заниматься «настоящей» работой. Вместо этого Ги, довольно быстро оставшийся без денег, стал подрабатывать в туристических местах бродячим артистом — освоил технику глотания огня, ходил на ходулях, жонглировал и играл на аккордеоне. Однажды даже ночевал на улице в Гайд-парке, поскольку не заработал на ночлег.

«Это было просто приключение, — говорил он в одном из интервью про свой европейский опыт. — Я планировал продолжить учебу и вести обычную жизнь».

Но обычная жизнь по возращении в Канаду не задалась — 20-летний Ги честно устроился на гидроэлектростанцию, но уже через три дня работники объявили забастовку, и он вновь стал безработным. Так что Ги довольно быстро присоединился к бродячему цирку Les Echassiers, где познакомился с основателем карнавала циркового искусства Жилем Сент-Круа и артистом на ходулях Даниэлем Готье, с которыми в 1982 году и начал совместный проект Cirque Du Soleil, Цирк Солнца.

Когда Ги стал официальным миллиардером, финансовые аналитики в один голос твердили, что цирк на самом деле — лишь третья страсть Лалиберте: на первом месте у него всегда бизнес. На втором, разумеется, покер, в который Лалиберте, игрок высоких лимитов, однажды выиграл почти 700 тысяч долларов — что для него было копейками, но адреналин и право называться четвертым в мире лучшим игроком в покер для него куда важнее выигрыша. Впрочем, аналитики не так уж и не правы: труппа Cirque Du Soleil еще тренировалась в спортивном зале, а их с Сент-Круа компания находилась на грани банкротства — но Лалиберте умудрился выбить из властей Канады 1,3 млн долларов на организацию выступления цирка в рамках праздничных мероприятий к 450-летию открытия Канады в 1984 году. Впрочем, начало было не слишком удачным: «Все шло наперекосяк. В первый день рухнул шатер. Нам приходилось самим зазывать народ на представления. Но мы были полны молодого задора и на этом выгребли», — рассказывал позже Лалибрете. Да и далее, уже когда труппа насчитывала 75 акробатов, дела не стали стремительно улучшаться — поначалу выручка была минимальной. Но со временем его стали воспринимать как национальное достояние — и власти Канады постоянно финансировали проекты Лалиберте. Прорыв случился на первых гастролях цирка в Лос-Анджелесе в 1987 году: уже на второй день после премьеры очереди за билетами на представления стояли километровые. «Я поставил на этот вечер все, что у нас было. На поездку в Лос-Анджелес «скидывалась» вся труппа. Если бы мы тогда провалились, нам пришлось бы возвращаться домой пешком — у нас не было денег даже на бензин на обратную дорогу», -поведал Лалиберте позже в одном из своих интервью. Ставки были запредельно высоки, но и выигрыш был огромный — все как раз так, как любит игрок в покер.

Именно успех в Америке подсказал Лалиберте идею нового цирка — цирка, в котором не было бы животных, не было бы традиционных номеров, а было бы театрализованное представление, шоу, немаловажной составляющей которого является музыка и драматургия. Чуть позже, в 1990-е, Лалиберте даже стал приглашать к сотрудничеству режиссеров-постановщиков театра и кино, не имевших опыта работы с цирком, например, знаменитого канадского театрального режиссера Робера Лепажа. Так цирк стал развлечением и для взрослых. Тематические выступления Cirque Du Soleil требовали огромной подготовки и специфического помещения — из бродячего артиста Лалиберте стал основателем первого стационарного цирка. Для первого представления Cirque Du Soleil в Лас-Вегасе был построен специальный театр — и именно он стал основой бизнес-империи Лалиберте.

 

Планетарный размах

Имперские амбиции — не преувеличение: когда цирк выставили на продажу, репертуар Cirque Du Soleil состоял из 19 шоу в 271 городе в 48 странах на всех континентах за исключением Антарктиды. Стоимость одного стационарного шоу — около $40-50 млн, гастролирующих — чуть ниже, но ненамного, и во всех шоу заняты более 4 000 артистов. Так что неудивительно, что покупатели отвалили за компанию более 1,5 млрд долларов в 2015 году — при том, что Лалиберте оставил за собой 10% акций и сохранил должность генерального директора, оказывая принципиальное влияние на управление компанией. Причиной продажи Лалиберте назвал желание отдохнуть и побыть побольше с семьей и друзьями — но, судя по развитой им бурной деятельности, его сложно застать сидящим у камина в тапочках в окружении внуков. Лалиберте всегда был азартен и открыт новому — иначе не стал бы основателем самого неординарного цирка в мире. Поэтому неудивительно, что однажды он заплатил 35 млн долларов за билет на ракету — и в сентябре 2009 года махнул с Байконура в космос, став седьмым в истории человечества космическим туристом. «Глядя на Землю с высоты, открывается совершенно новый взгляд на вещи. Это очень эмоциональное зрелище — словно живое искусство у тебя под ногами. Но по-настоящему сразил меня этот маленький защитный слой вокруг нашей планеты. Все, что ты видишь, глядя вокруг и в космос, — невероятно фантастическое и одновременно хрупкое. Ты видишь всю невероятную красоту Вселенной, в то же время осознавая ее хрупкость. Я никогда и не мечтал полететь в космос, мне просто хотелось путешествовать. Но теперь я могу признать, что космос — чудесное место для путешествий, хоть и безумно дорогое», — признался позже Лалиберте, прошедший пять месяцев подготовки перед таким головокружительным прыжком.

Впрочем, основная часть его жизни посвящена не себе любимому, а другим — поэтому он не любит фотографироваться и редко дает интервью. И поэтому он стал первым космическим туристом с социальной миссией — его полет сопровождался 120-минутным шоу, которое транслировалось через Интернет. Цель шоу — повышение уровня информированности человечества о проблемах с пресной водой. В шоу выступали разные художественные коллективы, в том числе и сам Лалиберте, ведущий свою передачу с Международной космической станции. Проблема пресной воды — самая важная для Лалиберте-филантропа тема: еще в 2007 году он основал One Drop Foundation — фонд, который помогает жителям стран третьего мира получать чистую фоду. Сам Лалиберте вложил в фонд 100 миллионов долларов, остальные необходимые деньги добавляют жертвователи по всему миру — и, в первую очередь, участники Цирка дю Солей. Сейчас благодаря действиям фонда жители деревень в Никарагу и Гондураса получают питьевую воду.

Кроме заботы о благе человечества в целом, Лалиберте заботится и о благополучии собственной семьи и друзей. Для этих целей он прикупил себе атолл Нукутепипи во Французской Полинезии, где на случай глобальной катастрофы планирует создать что-то вроде автономного рая для своих пятерых детей, жены, родителей и любимого брата с семьей. «Из-за всего, что происходит в мире, я сказал себе: у меня должно быть место, куда в случае эпидемии или тотальной войны я мог бы привести людей, которые мне нравятся, и свою семью, чтобы мы были бы защищены». По задумке циркача, это место должно быть совершенно независимым от внешнего мира: работы по строительству убежища должны закончиться в конце 2016 года, но уже сейчас ясно, что вся энергия на атолле будет только солнечная, продукты — экологически чистыми, а строения — безопасными.

Историю успеха Лалиберте изучают во всех крупных бизнес-школах мира. Хотя сам он считает, что все, чего он достиг, он добился благодаря тому, что верил: в каждом человеке есть ребенок, и нужно никогда не забывать, что все мы когда-то были детьми. И не бояться рисковать. «Чтобы достичь новых высот, мы не боимся рисковать достигнутым накануне успехом. Я много раз видел, как успешные начинания рушились лишь потому, что люди боялись потерять созданное. Я не верю в крах. Я верю в риск и просто стараюсь не повторять уже пройденное. Я также верю, что люди могут делать то, что им хочется и к чему лежит душа». Отличный символ веры, не так ли?

Комментарии запрещены.